?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у aldusku в Загадка книжной обложки: забытый художник и редчайшее издание Чехова
Шрифтовая издательская обложка к Суворину А.С. Татьяна Репина. - Изд. 3-е, испр. - СПб., 1899. Собрание ГПИБ.

Шрифтовая издательская обложка к Суворину А.С. Татьяна Репина. - Изд. 3-е, испр. - СПб., 1899. Собрание ГПИБ. Предоставлено специально для журнала «Тарантас. Антикварные книги. Путешествия».


Сегодня, выражаясь словами И. Бездомного, я попытаюсь сплести рассказ об одной обложке. Навряд ли Дэн Браун возьмет наше повествование за основу очередного бестселлера, но попытаюсь на маленьком примере показать сколько интересного кроится в мире библиофильства.

Совсем недавно, подготавливая к публикации статью «Суворин А.С.: Король Лир из Санкт-Петербурга», очередной раз с удовольствием просматривал материал ГПИБ «А.С. Суворин (1834–1912): «Человек мечты». И только тогда обратил внимание на изображение шрифтовой издательской обложки к 3-ему изданию Суворина А.С. «Татьяна Репина» (1899).

Что удивило? Я не раз встречал это издание, но всегда в потертом полукожаном переплете эпохи без сохранения издательской обложки. Помню, как отец ругался на переплетчиков, относя ко второму их смертному греху (первый обрезка книжного блока по самый «небалуй») — выбрасывание издательской обложки.



Титульный лист издания: Суворин А.С. Татьяна Репина. - Изд. 3-е, испр. - СПб., 1899. Собрание ГПИБ. Предоставлено специально для журнала «Тарантас. Антикварные книги. Путешествия». Моя метка стоит, что бы было понятно откуда ушло:)

А тут просто прекрасный пример привлечения читателя яркой обложкой, выполненной в самом модном стиле той эпохи — в модерне. При чем, обложка выполнена специально к роману, а не заимствована у западных изданий. Этот грех у наших издателей регулярно присутствует. Помните в 1990-х огромное количество книг в жанре фантастики на обложках которых размещались накаченные, обнаженные тети и дяди кисти американца Бориса Валеджио.

Борис Валеджио

:)

Художник явно знал содержание произведения. Напомню его и Вам. Суворин, активно дружа с Чеховым, написал пьесу «Охота на женщин». Это заглавие не было одобрено цензурой и изменено автором сначала на «Женщины и мужчины», а затем на «Татьяна Репина».

В ней рассказывается о трагической гибели Кадминой Евлалии Павловны (см. Wi-Ki) — талантливой певицы и драматической актрисы, в возрасте двадцати восьми лет принявшей яд на сцене во время спектакля. Выведенная Сувориным история обманутой любви пользовалась оглушительным успехом у публики обеих столиц.

Причём хлопоты, связанные с московской постановкой спектакля, взял на себя Чехов, писавший в те декабрьские дни 1888 года Суворину: «Дорогой Алексей Сергеевич, пьесу я получил вчера в 8 часов вечера… Я прочёл снова Вашу пьесу. В ней очень много хорошего и оригинального, чего раньше не было в драматической литературе, и много нехорошего (например, язык). Её достоинства и недостатки — это такой капитал, которым можно было бы поживиться, будь у нас критика. Но этот капитал будет лежать даром, непроизводительно до тех пор, пока не устареет и не выйдет в тираж. Критики нет. Одним словом, мне обидно за Татьяну Репину и жаль не потому, что она отравилась, а потому что прожила свой век, страдальчески умерла и была описана совершенно напрасно и без всякой пользы для людей».

В последующем Чехов написал одноимённую пьесу. Издание которой (1899) стало скорее не книжной редкостью, а мифом. Краткий рассказ Алексея Анатольевича Венгерова, обладателя одного из трех экземпляров, я привожу в конце заметки.

Вернемся к обложке. Было очень любопытно узнать кто же её нарисовал. Но изображение, приведенное в заметке, не давало возможности более тщательно рассмотреть. Я обратился к ГПИБ (gpib). И уже который раз, Историческая библиотека помогает своим подписчикам в виртуальном пространстве (Огромное спасибо лично Ольге). И не только рассмотрела в нижнем углу фамилию художника, но и прислала хороший скан обложки.

И так, в левом нижнем углу надпись: «1899 г. В. Навозов».

Обратимся к моему любимому справочнику «Наши художники» Булгакова Ф. И., издания 1890. Во втором томе не страницах 67-69 мы находим информацию об очередном незаслуженно забытом художнике, Навозове Василии Ивановиче (1862–1919).

Навозов Василий Иванович (1862-1919)

Навозов, Василий Иванович — живописец-жанрист и рисовальщик, классный художник І-й степени (с 1889 г.), родился в 1862 г. в Москве, первоначальное художественное образование получил в московском строгановском училище технического рисования (с 1874 по 1880 г.), где был специалистом по орнаментному отделу, делал по частным заказам проекты на люстры, царские двери, церковные подсвечники и т. д., а по окончании курса в этом заведении с дипломом ученого рисовальщика пробыл с 1880 по 1882 г. в московском училище живописи, ваяния и зодчества. Там учителями его были Ил. Прянишников, П. Сорокин, Е. Сорокин, В. Перов и Десятов.

Получив две серебряные медали и диплом об окончании курса, В. И., по совету покойного Перова, поступил в Академию Художеств в натурный класс по живописи. В первый же год он получил две серебряные медали: большую за этюд и малую за рисунок.



Навозов В.И. «Святая Ирина вынимает стрелы у Святого Себастьяна». Взято из заметки

В то же время материальная необходимость заставила В. И. заняться изготовлением рисунков для иллюстрированных журналов. Сперва он работал для «Газеты Гатцука», потом для «Нивы», «Ласточки», «Всемирной иллюстрации» и для «Севера».



Навозов В.И. «Крещение». Взято из заметки

В 1884 г. В. И. вместе с другими молодыми художниками иллюстрировал путешествие великого князя Владимира Александровича «По северу России», а в 1885 г. ездил в свите Его Высочества в Остзейский край в качестве иллюстратора этого путешествия.

Навозов В.И.

Навозов В.И. Сентябрь. Солнечный-день. 1914

В том же году ему было дано звание классного художника II-й степени за исполнение программы «Св. Ирина вынимает стрелы у св. Севастьяна». На академических выставках он стал экспонировать в последние два года. На выставке 1888 г. находилась его картина «Крещение Руси», а в 1889 г. он экспонировал «Портрет А. Н К.» и воспроизводимую здесь картину «Даровая столовая», которая приобретена Академией Художеств для её музея и за которую ему присуждено звание классного художника І-й степени.



Навозов В.И. Даровая столовая

С другими работами художника Вы можете ознакомится в заметке kykolnik

От себя добавлю, что помимо оформления книги Случевского, К. По Северу России. Путешествие их Императорских Высочеств Великого Князя Владимира Александровича и Великой Княгини Марии Павловны в 1884 и 1885 годах. В 3 т. СПб.: Тип. Эдуарда Гоппе, 1886-1888; он принимал участие в иллюстрировании знаменитой Беловежской Пущи (Карцов Г.П. Беловежская Пуща : Ее ист. очерк, современное охотничье хозяйство и высочайшие охоты в Пуще / [соч.] Георгия Карцова; Санкт-Петербург : Артистическое заведение А.Ф. Маркса, 1903. - XVI, 414 с. : ил., карт., нот., 23 л. ил. - 300 экз.). Над последней работали М. А. Зичи и К.Я. Крыжицкий.

Так что Василий Иванович не был случайным человеком в книжной графике. Но обложка в стиле модерн значительно отличается от всех его работ. Такого больше можно ждать от моего любимого Сергея Павловича Лодыгина (1893–1961).

О чеховской «Татьяне Репиной»

И вот три с половиной месяца спустя к этому же сюжету обратился уже сам Чехов. 5 марта 1889 года он отправил Суворину письмо, в котором уведомлял о готовящемся для него сюрпризе: «Спасибо за обещание выслать словари... За словари я пришлю Вам подарок очень дешёвый и бесполезный, но такой, какой только я один могу подарить Вам. Ждите». А уже на следующий день сообщал: «Посылаю Вам. дорогой Алексей Сергеевич, тот очень дешёвый и бесполезный подарок, который я обещал Вам. За словарями я буду скучать, поскучайте и Вы за моим подарком. Сочинил я его в один присест, спешил, а потому вышел он у меня дешевле дешёвого. За то, что я воспользовался Вашим заглавием, подавайте в суд. Не показывайте его никому, а, прочитавши, бросьте в камин. Можете бросить, и не читая. Вам я всё позволяю. Можете даже по прочтении сказать: чёрт знает, что!».

О побудительных причинах, заставивших Чехова взяться за перо, рассказал младший брат писателя Михаил Павлович: «У него была своя библиотека из богослужебных книг, часть которой ещё и доныне находится в его доме в Ялте. И вот в один из дней, задумав сделать старику Суворину подарок, он достал с полки служебник, открыл чин венчания и, только для собственного удовольствия и нисколько не предназначая своё произведение для критики и публики, написал одноактную пьесу — продолжение суворинской «Татьяны Репиной». Известно, что суворинская драма кончается смертью Татьяны Репиной и что дальнейшие события, т.е. удалось ли её возлюбленному Сабинину жениться на очередной обольщённой им даме Олениной и если удалось, то каково было его душевное состояние, когда он узнал, что брошенная им Татьяна Репина отравилась — так и осталось невыясненным. Вот Антон Чехов и написал такое продолжение». Впрочем, некоторые чеховеды считают, что Михаил Павлович изложил слишком упрощённую версию событий.

Чеховская «Татьяна Репина» — одноактная пьеса, действие которой разворачивается в церкви, где венчаются Сабинин и Оленина. Во время богослужения, совершаемого отцом Иваном, присутствующие, не слитком обращая внимание на ход службы, разговаривают о самых разных вещах. Жених жалуется шаферу, что венец давит ему голову, шафер оправдывается. Одни судачат о губернаторе и его «пассии», другие о том, что невеста «привычная», так как проходит через этот обряд уже второй раз, а ещё — что после самоубийства Репиной «все барыни заразились и помешались на том, что они оскорблены» и что из-за этого «вот уже четвёртая отравляется». Внезапно в храме появляется дама в чёрном, которую Сабинин сначала принимает за Репину. Но это оказывается не сама Татьяна Петровна, а её последовательница, которая по завершении службы тоже принимает яд. В финале пьесы церковный сторож Кузьма говорит: «Каждый день венчаем, крестим и хороним, а всё никакого толку... Всё это зря. И поют, и кадят, и читают, а Бог всё не слышит. Сорок лет тут служу, а ни разу не слушалось, чтоб Бог слышал... Уж где тот и Бог, не знаю... Сегодня в обед хоронили барина, сейчас венчали, завтра утром крестить будем. И конца не видать. А кому это нужно? Никому... Так, зря». На последней странице рукописи Чехов приписал: «А всё остальное предоставляю фантазии А.С. Суворина».

Рукопись, подаренная Чеховым Суворину, не сохранилась. Нет, Александр Сергеевич не воспользовался советом автора и не бросил её в огонь. Напротив, будучи одним из крупнейших русских книгоиздателей своего времени, он решил напечатать её в количестве нескольких (по наиболее распространённой версии — трёх) экземпляров «для личного пользования»: было совершенно очевидно, что пройти через цензуру этот чеховский текст никак не мог. Получив от Чехова вычитанный и исправленный корректурный оттиск, Суворин отдал его в свою типографию.

Уже 22 апреля 1889 года Чехов в письме к Суворину интересовался судьбой вышедшей книги: «Кстати: где же печатный экземпляр «Татьяны Репиной» в одном акте? Пришлите его в Сумы». А три недели спустя, получив долгожданную посылку, делился своими впечатлениями: «Бумага очень хорошая. Фамилию свою я в корректуре зачеркнул, и мне непонятно, как это она уцелела. Зачеркнул, т.е. исправил, я и многие опечатки, к<ото>рые тоже уцелели. Впрочем, всё это вздор. Для большей иллюзии следовало бы напечатать на обложке не Петербург, а Leipzig». Последняя фраза в письме не случайна: на долю Лейпцига приходилась львиная доля русских изданий, увидевших свет в обход цензуры.

Из всего «тиража» «Татьяны Репиной» только судьба чеховского экземпляра не вызывает сомнений; он по сию пору хранится в коллекции ялтинского Дома-музея писателя.

Другой экземпляр потаённой книги какое-то время находился у А.Н. Плещеева; указания на это имеются в письмах поэта середины 1889 года. Но известно также, что, прочитав пьесу (которая ему не понравилась), он вернул чеховскую «Репину» издателю. По данным библиографа М.П. Клёнского, в конце января 1890 года Суворин расстался с одним из находившихся у него экземпляров, передав его знаменитому библиофилу П.А. Ефремову с дарственной надписью. Впоследствии, сообщает Клёнский, «ефремовский» экземпляр оказался у Л.Э. Бухгейма, а затем поступил в библиотеку Пушкинского Дома (в настоящее время - ИРЛИ РАН Санкт-Петербург). Однако в примечаниях к академическому изданию сочинений и писем А.П. Чехова (1986) указывается, что в фондах Пушкинского Дома такого издания нет.

В воспоминаниях М. П. Чехова говорится об имевшихся у него четырёх начальных страницах печатного текста пьесы. Сейчас они находятся в Москве, в Российском государственном архиве литературы и искусства, но отсутствие обложки и фрагментарность текста не позволяют с уверенностью говорить о том, что это такое - остатки одного из экземпляров или посылавшиеся Чехову корректурные листы.

В 1912 году, после смерти Суворина, в газете «Новое время» от 19 августа сообщалось, что в бумагах покойного «оказался печатный экземпляр пьесы-пародии в одном действии А. П. Чехова «Татьяна Репина». Его последующая судьба не прослеживается. Таким образом, о двух из трёх упоминаемых в литературе о Чехове печатных экземплярах пьесы, на сегодняшний день практически ничего не известно.

Вообще в истории публикации этой книги ещё много невыясненного. Специалисты не располагают точными данными ни о тираже, ни о том, в скольких вариантах Суворин распорядился отпечатать чеховскую пьесу, а если варианты были, то чем они отличались друг от друга: размером, шрифтом, качеством бумаги или другими особенностями.

Представляя в Библиохронике издание чеховской «Татьяны Репиной», составители в настоящее время не могут ответить на вопросы, связанные с судьбой экземпляра. Остаётся надеяться, что в будущем появятся дополнительные источники, которые прольют свет на эту загадочную книгу, которую по праву можно назвать одной из самых таинственных в летописях российского книгопечатания.

Чехов А.П. Татьяна Репина Драма в I действии. (Посвящается А. С. Суворину.) Санкт-Петербург, 1889. 35 с. 15,5x11 см. В издательской печатной обложке. На вложенном л. экслибрис: «Из библиотеки А.С. Суворина». Можно предположить, что именно этот экземпляр был обнаружен в бумагах А.С. Суворина после его смерти. Тираж 3 (?) экземпляра.

Источник: Библиохроника, Книга третья 1725-1980. В некотором царстве... авт.-сост. Алексей Венгеров, Сергей Венгеров №93, Стр. 350–351

Вот такой коллаж историй получился из желания узнать побольше о одной шрифтовой издательской обложки

Сморите также:

Суворин А.С. и «Путешествие из Петербурга в Москву»

А.С. Суворин (1834-1912): «человек мечты»

Издательство Суворина



СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА БИБЛИОФИЛА (ПОСТАТЕЙНОЕ)



Внимание!!! Если Вы копируете статью или отдельное изображение себе на сайт, то обязательно оставляйте гиперссылку непосредственно на страницу, где размещена первоначальная статья пользователя aldusku. При репосте заметки в ЖЖ данное обращение обязательно должно быть включено. Спасибо за понимание. Copyright © aldusku.livejournal.com Тираж 1 штука. Типография «Тарантас».

Чехов А.П. Татьяна Репина Драма в I действии. (Посвящается А. С. Суворину.) Санкт-Петербург, 1889. 35 с. 15,5x11 см. В издательской печатной обложке. На вложенном л. экслибрис: «Из библиотеки А.С. Суворина». Можно предположить, что именно этот экземпляр б


Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Powered by LiveJournal.com
Designed by Witold Riedel